Денежный мусор или накопительно-пенсионный лохотрон

Очередной приступ реформаций пенсионной системы спровоцировал маленький шкандаль. Отечественная власть и капитал опять принялись проталкивать бредовую идею с введением так называемой накопительной системы, ясен перец, в своих шкурных интересах, о чем скажем далее. В ответ глава миссии Международного валютного фонда (МВФ) в Украине Рон ван Роден совершенно справедливо, но вполне корректно выразился в том смысле, что накопительная пенсионная системы в Украине представляется затеей весьма сомнительной. В ответ социальный вице-премьер Павел Розенко ничтоже сумняшеся обозвал МВФовского чиновника «ужасным непрофессионалом, не понимающим украинских реалий». Сразу же отметим, что определять уровень профессионализма представителя МВФ в Украине ван Родена не беремся, но в случае с накопительной системой в Украине он совершено прав! В отличие от отечественных «умников», на Западе как раз должны хорошо знать, что пенсионные системы, как солидарные, так и накопительные, становятся все более нестабильным и ненадежным инструментом, что показал последний кризис.

И проблема здесь не только, даже не столько в той или иной пенсионной системе, сколько в самой товарно-денежной модели общества. Она неизбежно ведет к тому, что любая система вырождается в лохотрон если не сразу, то в обозримом будущем, поскольку деньги неуклонно превращаются в мусор, и это есть важнейший принцип действия той самое товарно-денежной модели.

Это уже далеко не первый припадок на тему накопительной системы.

Сначала эту идею продвигал еще присной памяти Тигипко при Януковиче в далеком и, как по нынешним временам, стабильном, даже зажиточном 2011 году. Понятие государственной накопительной системы, как второго уровня, действующего наряду с солидарной системой, в законодательство ввели, но решили, что заработает накопительная система только тогда, когда будет обеспечен стабильный рост экономики не менее 2% в год в течение нескольких лет, а главное — Пенсионный фонд станет бездефицитным. Даже трудно сказать, что является более фантастическим на данынй момент — устойчивый экономический рост или бездефицитность ПФ!..

Говоря о низких пенсиях подавляющего большинства пенсионеров Украины, на эту тему вполне конкретно высказался упомянутый Рон ван Роден: «Было бы невозможным платить даже такие низкие пенсии, если бы не помощь из бюджета путем перечисления к Пенсионный фонд второй половины средств, необходимых для выплаты пенсий. В 2016 году эти трансферты достигли ошеломляющей величины — 143 млрд гривен или 6% ВВП. Это второй по уровню дефицит пенсионного фонда в Европе по сравнению с размером экономики страны».

Ровно два года назад с этой инициативой вышло предыдущее правительство Яценюка, в котором Розенко был министром социальной политики. Даже соответствующий законопроект был подан в Раду. Кстати, согласно этому законопроекту, накопительную систему следовало ввести в 1 января 2017 года. Но «не срослось» по целому ряду причин.

Прежде всего, переброска средств из солидарной системы в накопительную еще больше увеличила бы дефицит Пенсионного фонда, который, как показано выше, уже является огромным. Но, пожалуй, самое главное состояло в том, что ценность и/или покупательная способность пенсионных накоплений через 20, 30 и более лет пенсионного стажа спрогнозировать не возможно в принципе, а индексацию накопительных пенсионных взносов не предусматривалась. Достаточно вспомнить, что за три года гривна девальвировала более чем втрое, а инфляция исчисляется трехзначными цифрами.

Зато в 2015 году Павел Розенко, бывший тогда министром социальной политики, подозрительно часто говорил о том, пенсионные отчисления накопительного уровня создадут некий «инвестиционный финансовый ресурс», который якобы позволит вывести экономику из кризиса. В переводе с «еврореформаторского» языка на общепонятный суть этой затеи можно обозначить так: собрав в накопительную систему пенсионные взносы, чиновники и олигархи получат дешевый ресурс, «прокрутив» который можно поиметь немалую выгоду и вывести ее, например, в твердой валюте за рубеж, а гражданам на старость останутся многократно обесценившиеся копейки на пенсионных счетах. И это не говоря уже о том, что судьбу государства Украина, по крайней мере, в его нынешнем понимании, вместе со всеми его «лохотронными» системами, тоже предсказать невозможно, что убедительно подтверждает печальная участь Советского Союза…

* * *

И вот в 2017 году имеет место новая попытка протащить затею с накопительной системой. С 1 января 2018 года правительство планирует открыть личные накопительные пенсионные счета для работающих. Их введут для 35-летних и моложе, а дополнительные отчисления на эти счета будут 2% с зарплаты с постепенным повышением до 7% к 2023 году, то есть на 1% ежегодно.

Здесь-то и произошел указанный выше шкандаль, в ходе которого Розенко отнюдь не политкорректно обозвал ван Родена «ужасным непрофессионалом». Зато представитель МВФ выразился более чем деликатно: «Введение так называемой накопительной пенсионной системы (второй уровень) в дополнение к действующей системе, на чем кое-кто настаивает, не имеет особого смысла без предварительного исправления недостатков действующей системы. Введение накопительной системы было бы преждевременным, учитывая нынешний уровень развития финансовых рынков и нормативно-правовую базу в Украине»

Напротив, Розенко увязывает дальнейшее продолжение пенсионной реформы именно с внедрением накопительной система пенсий. Эта система, по его мнению, может даже позволить украинским пенсионерам передавать свои пенсии в наследство.

«Накопительная система — это отдельный вид накоплений, которые не проедаются сразу, так как это происходит сейчас в солидарной системе. Этот ресурс является долговременной инвестицией, в том числе и в механизмах фондового рынка под жестким контролем государства», — поясняет вице-премьер Розенко.

Огромнейшие и оправданные сомнения возникают по поводу пресловутого инвестиционного дохода, который, как убеждают апологеты накопительной системы, позволит выплачивать достойную пенсию при достаточно невысоких отчислениях на накопительную систему. Действительно, в теории считается, что для достижения коэффициента замещения 0,5 в солидарной системе необходимы отчисления не менее 32%, а в накопительной для этого достаточно не более 14% именно за счет инвестиционного дохода от вложения средств накопительной системы в прибыльные проекты. Но на практике в Украине возникает вполне закономерный вопрос: куда вкладывать?! Полноценного фондового и вообще финансового рынка в стране нет, и это где-то даже хорошо, поскольку это уберегает нас от надувания финансовых «пузырей», приводящих к кризисам. Правда, у нас и без этого умудрились надуть «пузырь» в сфере недвижимости: до 2008 года цены на недвижимость подскочили до неадекватных размеров, зато теперь они неуклонно падают.

Вложение средств в разного рода «частные лавочки» чревато потерей средств.

Даже вложения в государственные ценные бумаги выглядит сомнительным. Во-первых, доход по ним является мизерным по сравнению с инфляцией и девальвацией гривны. Во-вторых, государство находится на грани банкротства, о чем свидетельствует неуклонное стремление власти получить следующий кредит МВФ, чтобы рассчитаться за предыдущие. В-третьих, средства, полученные от размещения своих ценных бумаг, номинированных, кстати, в неуклонно обесценивающейся гривне, государство тратить отнюдь не на некие мифические сверхприбыльные проекты, которых в природе не существует, а на затыкание текущих «дыр» в бюджете.

Не говоря уже о надежности таких вложений. Ведь власть не особо распространяется об обеспечении надежности, что чревато повторением очередных МММ, трастов и прочего. Никаких гарантий и компенсаций потерь гражданами своих пенсионных накоплений пока не предусматривается. Для пенсионной системы не предлагается никакого подобия Фонда гарантирования вкладов физических лиц в банках, хотя известно, что не так давно, в период активного «банкопада имени Гонтаревой», Фонд гарантирования вкладов с задачей, во многих случаях, не справлялся.

Читайте також: ТОП-10 финансовых пирамид, обокравших Украину

Даже гипотетический рост экономики едва ли сможет обеспечить стабильность пенсионной системы в обозримом будущем. Накануне кризиса 2008 года ВВП Украины в течение нескольких лет составлял 6-8%, а Пенсионный фонд был бездефицитным, например, в 2006 году. Но и тогда накопительную систему не ввели, и, наверное, это хорошо, поскольку в 2008 году грянул глобальный финансово-экономический кризис, в результате которого в Украине резко обвалилась экономика и уровень жизни, девальвировала национальная денежная единица и так далее. После небольшого и непродолжительного роста в 2012 году экономика опять начала буксовать, а в 2014 году произошел следующий обвал, длящийся по сей день. Если бы в начале-середине 2000-х годов была введена накопительная система, это уже могло привести к весьма печальным последствиям. Очевидно, что экономический рост и бездефицитность ПФ в определенный момент далеко не являются залогом успеха, уже хотя бы потому, что могут очень быстро смениться обвалом экономики, дефицитом бюджета и социальных фондов.

* * *

Но едва ли не самым важным вопросом является проблема сохранения ценности и покупательной способности теми деньгами, которые граждане будут откладывать на старость в рамках накопительной системы в течение долгого периода времени, например, 25 лет. Напомним, что начиная с момента введения гривны в 1996 году, она подешевела по отношению к доллару более чем в 15 раз! Масштабы цен за эти годы выросли в сотни раз. Но говоря о накопительной пенсионной системе, чиновники помалкивают об индексации накоплений, но делают ударение на гипотетическом инвестиционном доходе, не говоря конкретно о том, куда будут инвестироваться средства. Хотя даже нынешняя солидарная система индексацию предусматривает, пусть даже мизерную, часто издевательскую.

Надежд на то, что индексация будет автоматически осуществляться при помощи инвестиционного дохода, тоже питать не следует даже по объективным экономическим причинам, не говоря уже о коррупционны рисках. Сколько будет стоить гривна и будет ли она существовать вообще через 25 лет, не может сказать никто! Гривна кое-как, с огромными проблемами из-за нестабильности выполняет функцию средства платежа, но как средство накопления она совершенно не годится, и именно поэтому граждане скупают доллары, евро, золото, что, впрочем, ведет к другим проблемам.

Накопительная система пенсионного обеспечения еще как-то может функционировать в странах со стабильной валютой, но даже там это не спасает от проблем, способных обрушить пирамиды пенсионных систем. Ведь все пенсионные системы являются пирамидами в той или иной мере, о чем почему-то не принято говорить. Чиновники часто ставят в пример пенсионные реформах в Польше и Словакии, умалчивая, что польский злотый уже долгие годы по отношению к доллару и евро стоит, как вкопанный, едва колеблясь, и точно такой же стабильной была словацкая крона, пока в 2009 году страна не перешла на евро.

А что у нас?!

Рассмотрим детский пример. Допустим, до кризиса 2008 года счастливый обладатель 5000 гривен купил 1000 долларов и спрятал их под матрац. Сейчас он является столь же счастливым обладателем уже 27000 гривен. А если он вложил эти 5000 грн в пенсионный фонд, то остался сейчас обладателей той же суммы в гривнах, обесцененной более чем в 5 (пять!!!) раз. Даже если начислялись какие-нибудь 5% годовых — а больше начислять вряд ли кто-то будет, для «длинных денег» это огромный процент! — то все равно сумма будет намного меньше, чем если просто запастись долларами. Накопительная система в стране с катастрофической инфляцией и девальвацией нужна чиновникам и олигархам, но не рядовым гражданам. Поэтому граждане инвестируют не в олигархическую экономику, а в американские «зеленые бумажки».

Чиновники любят поговорить на тему негативного влияния теневого рынка труда, из-за которого Пенсионный фонд недополучает некие колоссальные средства. Но думается, что негативное влияние теневых трудовых отношений слишком преувеличено. Что касается теневых зарплат, то точных статистических данных здесь быть не может, но едва ли средние теневые зарплаты выше, чем их официальные аналоги. Чиновники вообще склонны путать оборот теневых капиталов с теневыми доходами рядовых граждан, столь же мизерными, как и белые зарплаты подавляющего большинства населения. Этот мизер стал особенно очевидным после обвальной девальвации гривны, инфляционного шока, резкого скачка цен и повышения тарифов ЖКХ! У нас чиновники и «эксперты» как-то забывают, что теневой рынок труда является своего рода предохранительным клапаном, предотвращающим масштабный социальный взрыв.

Говоря о теневых зарплатах рядовых граждан, чиновники лукаво обходят вниманием капиталы, которые по разным схемам выводятся из страны через низконалоговые зоны преимущественно олигархическими структурами. Именно эти средства являются едва ли не самым главным резервом, возврат которого в Украину позволит поднять экономику, существенно повысить зарплаты, увеличить поступления в бюджет и социальные фонды, прежде всего в ПФ. Но об этом, повторим, чиновники предпочитают помалкивать, поскольку объективно государство и его бюрократический аппарат в Украине обслуживают интересы, прежде всего, олигархов, какие бы там красивые слова не произносил отдельно взятый чиновник.

Таким образом, откладывание денег на пенсию в гривнах сродни их зарыванию на Поле Чудес в Стране Дураков. Но если у сказочного Буратино, потерявшего на этом поле деньги, в запасе имелась еще открываемая Золотым Ключиком потайная дверь, за которой ему вместе с Папой Карло и прочими положительными персонажами «наступило счастье», но у подавляющего большинства граждан Украины подобной опции нет, и не предвидится.

* * *

Но вернемся к «пирамидальному» характеру пенсионных систем как таковых и обнаружим, что пенсионные проблемы в Украине являются продолжением похожих проблем во всем мире, где подобные системы существуют вообще.

Оказывается, что ситуация с пенсионными системами в развитых странах становится все более тревожной, если смотреть непредвзято. Еще в 2010-2011 годах, когда предыдущая власть Януковича приняла пенсионную реформу, предусматривающую постепенное внедрение накопительного уровня и частных пенсионных уровней, зазвучали голоса о том, что с пенсионным обеспечением развитых стран, у которых наши власти собираются его «содрать», в последнее время — оказывается! — далеко не всё хорошо.

Более того, оказывается, что пенсионные фонды, солидарные и накопительные, частные и государственные, развитых стран хронически дефицитны, эти дефициты растут, фонды трещат по швам. И если государственные солидарные фонды за счёт бюджета кое-как поддерживают выплаты, то частные накопительные фонды, особенно в США, с началом кризиса просто урезали пенсии, ссылаясь на обвалы фондовых рынков. Накопительные ПФ (НПФ), которые у нас вознамерились развивать, в мире начали сокращать, а сами они стали дефицитными. После десятков лет существования НПФ выяснилось, что в долгосрочной перспективе они ничуть не выгоднее и не надёжнее, чем самостоятельное вложение гражданами своих средств в имеющиеся на рынке активы с целью обеспечить сбережения на старость. Для этого им абсолютно не обязательно прибегать к услугам финансовых посредников, каковыми по сути являются НПФ, поскольку это можно сделать по собственному желанию. Граждане имею возможность абсолютно самостоятельно вложить деньги в доллары и евро, которые дешевеют на глазах, не говоря уже о гривнах; они могут инвестировать деньги в недвижимость, которая до 2008 года сказочно дорожала, а затем катастрофически обвалилась в цене и продолжает падать; они могут вложить деньги в золото или другие драгметаллы, которые неуклонно растут в цене, но высокая волатильность (нестабильность) их курсов и значительные потери при обратной конверсии в деньги, могут сделать такую инвестицию весьма ненадёжной; они могут вложить деньги в акции компаний и банков, которые могут банкротировать, их учредители или должностные лица могут украсть активы; граждане могут вложить деньги на депозит в банки, которые, кстати, сейчас предлагают многочисленные пенсионные программы, но банки могут лопнуть, как это сейчас происходит в Украине; и так далее. Словом, граждане могут сделать то же самое, что делают НПФ, которые «за труды тяжкие» берут немалые комиссионные. К тому же, на Западе НПФ явились активнейшими участниками разного рода финансовых спекуляций и создания дутых капиталов, вкладываясь sub-prime ипотеку и прочий финансовый мусор, который растёт во время инфляционного бума, но обваливается при малейшем дефляционном падении, а тем более при глобальном кризисе, когда катастрофически валится даже prime-ипотека и прочие реальные активы. НПФ внесли «огромный вклад» в кризис 2008 года. В результате миллионы вкладчиков НПФ на Западе, особенно в США, теперь недополучают пенсию или не получают её вообще. И когда наши «умники» типа Тигипко, или Розенко, или еще кого-то, заявляют о создании в Украине НПФ, то у тех, кто хоть немного в этом смыслит, возникает банальный вопрос: кто «ответит за базар», когда все это обвалится?

В солидарных ПФ Запада также имеет место растущий дефицит. Таким образом, дефицит ПФ в Украине — это не местный колорит, а общая тенденция. Что с этим делать — никто не знает, а увеличение пенсионных возрастов и стажей радикально проблему не решают, и ПФ приходится дотировать из бюджетов стран. В связи с этим высказывается предложение отказаться от ПФ вообще как отдельного квазибюджета, а платить пенсии прямо из бюджета, как это было в советское время. Принято считать, что проблема в демографии: население стареет; количество работающих уменьшается, а пенсионеров — растёт; и вообще, пенсионные реформы были успешными только в начале ХХ века, когда было много работающих и мало пенсионеров, но уже с середины ХХ века проблемы с пенсионным обеспечением начали нарастать. Что же касается Украины, то по официальным данным, в Украине на 13 млн плательщиков в ПФ приходится 13 млн пенсионеров, получающих из фонда пенсию. С одной стороны, вполне верно, ибо любая пенсионная система — это пирамида, но это слишком банально, ибо с другой — всё намного сложнее.

Кризис пенсионных систем обусловлен не только и не столько демографией. Причина также в маниакальном росте потребления, в денежной и затратной инфляции из-за печатания и обесценивания денег, в катастрофическом росте меновой стоимости основных ресурсов в виде земли, воды, энергии, пищи за последние век-полвека, в падении престижа производительного труда и научного познания мира в пользу разного рода «услуг», спекуляций, искусственно созданных потребностей и видов бизнеса. На это накладывается галопирующая безработица из-за роста производительности труда и высвобождения миллионов рабочих рук в масштабах миросистемы и отсутствия адекватной замены в виде производительных — в широком смысле — видов деятельности по причинам морально-психологическим. Ведь в арабском мире с демографией всё нормально — молодых намного больше, чем стариков, — но безработица свирепствует, что и явилось одной из причин недавних революций в арабском мире, да и неспособен арабский молодняк на что-либо серьёзное, чем торговать или «быть юристом». То же самое в Европе, где демография плохая, но имеется уйма безработной молодёжи с дипломами менеджеров, юристов, политологов и культурологов, да и у нас наблюдается примерно то же самое. Словом, дело далеко не только в демографии…

Пенсионный кризис — это одна из ипостасей общего кризиса товарно-денежной модели цивилизации, т.е. кризиса психологического, мировоззренческого, экзистенциального, но далее вдаваться в «экзистенции» не будем, ибо это уведёт в сторону от темы.

Приходит понимание того, что любая пенсионная система, основанная на денежных выплатах в будущем, в принципе не надёжна по определению. Ибо никто не может ответственно гарантировать покупательную способность накапливаемых на пенсию денег через 20-30-40 лет даже в долларах или в золоте, невозможно даже гарантировать, какие будут деньги и будет ли существовать государство, собирающее средства на пенсии, не говоря уже о «частных лавочках» в виде накопительных ПФ. Те, кто пережил распад СССР или какой-нибудь Югославии, хорошо понимают, о чём идёт речь. Даже 100 долларов США сейчас и каких-то 20-25 лет назад — это, как говорят в Одессе, «две большие разницы». А лозунги о тотальном переходе пенсионной системы в частные руки — это и вовсе тупая попытка сбросить ответственность с государств, хотя именно государство печатает деньги и задаёт правила финансовой игры, оно всё более срастается с крупным финансовым капиталом и обслуживает его интересы. Поэтому либералистические вопли о том, что пенсии — это, дескать, личное дело, и средства существования в старости — это исключительно личная ответственность каждого, являются ещё одним надувательством. Кстати, Запад уже «упёрся» в эту проблему: во время кризиса многие НПФ в США обвалились, их клиенты-пенсионеры выживали на небольшую солидарную госпенсию, у кого она была, а была она далеко не у всех, государство вынуждено было финансово поддерживать несостоятельные НПФ, печатая деньги и раскручивая инфляцию, что в Штатах, впрочем, получило название «количественного смягчения».

Появляются предложения о том, чтобы концептуально пенсионные системы, прежде всего, ориентировались не на выплату денег, а на обеспечение некоего набора разумно-достаточных потребительских благ, куда входят коммунальные услуги, продукты питания, одежда, медицинское обслуживание, а на всё, что свыше, нужно копить самому. Такой подход тоже весьма уязвим для критики, но обозначает тенденцию глобального мира обесценивающихся денег: частичный отказ от товарно-денежного оборота в пользу натурального обмена, что, с одной стороны, в рамках существующих представлений является шагом назад в развитии цивилизации, но с другой стороны, свидетельствует, что буйный расцвет товарно-денежных отношений загоняет цивилизацию в тупик.

Стихийное стремление к частичному отказу от товарно-денежных отношений привело к курьёзным, но показательным событиям в России, где были отменены многие массовые льготы, включая бесплатный проезд в общественном транспорте для пенсионеров, с заменой натуральных льгот денежными компенсациями — так называемая монетизация льгот, — что, кстати, планируют сделать и у нас. Естественно, что компенсацию могут дать, могут не дать, цены и тарифы растут, деньги обесцениваются, а компенсацию не увеличивают. В итоге по всей России прошли массовые акции протеста под лозунгом: «Верните нам бесплатный проезд — он не подвержен инфляции и коррупции!».

Посему забавляют разного рода заявления о том, что поляки, чехи, болгары, литовцы и даже грузины пошли путем накопительных пенсионных систем, и теперь, дескать, вырвались вперёд. Пошли они вперёд — и флаг им в руки, вопрос в том, куда они зайдут, а уж брать пример с грузин и болгар — это «круто», особенно, ежели даже американцы, грубо говоря, «облажались»!

* * *

Предлагаемая нынешней властью пенсионная «реформа» в виде срочного и крайне несвоевременного введения накопительного уровня не решает ни одной проблемы, которая действительно позволила бы стабилизировать пенсионную систему в Украине. Не решаются проблемы крайне низких зарплат и, соответственно, пенсионных отчислений, ничего не предпринимается для преодоления безработицы и возврата в Украину вывезенных капиталов.

Риски очередной «реформации» страны «элита» в очередной раз хочет возложить на рядовых граждан, в данном случае, привлекая их пенсионные сбережения в гривнах. Хотя для инвестпроектов намного логичнее было бы привлечь номинированные в твердой валюте капиталы, вывезенные олигархами за рубеж.

За матеріалами fraza.ua

Share Button
!

правила коментування

Поділіться думками





реклама: