Их убили за желание стать советскими

20 ноября 1978 года мир был потрясен резней в Джонстауне. С 18 на 19 ноября в этой колонии на территории Гайаны (Южная Америка) были расстреляны, зарезаны и отравлены 918 граждан США. Однако и сейчас мало кто знает, что фактически эти люди уже не были американцами. De facto убитые были гражданами СССР.

Умалчивая о том, что все факты свидетельствовали об убийстве, основные СМИ США (“Нью-Йорк Таймс”, “Ассошиэйтед пресс” и др.) немедленно назвали трагедию “массовым самоубийством”. Официальная версия трагедии, изложенная в американских, а затем и мировых СМИ, хорошо известна. По ней, некий Джим Джонс объявил о своей пророческой способности исцелять и произвел себя в Иисусы. Это привлекло в организованную им общину “Храм народов” множество членов. Всякое инакомыслие здесь пресекалось. Вступивший в “Храм народов” не мог добровольно покинуть его. Ренегатство наказывалось смертью и проклятием. Будучи тоталитарной, община нуждалась в самоизоляции, железном занавесе. Именно это послужило причиной эмиграции “Храма народов” в Гайану. Там была основана колония Джонстаун — город Джонса. Колония имела систему подчинения. У подножия находились рядовые члены общины, над ними стояла “Комиссия храмового планирования” — последователи Джонса, отмеченные заслугами. Еще выше находились “12 ангелов”. Венчал пирамиду сам Джим Джонс. Он имел “личную охрану”, “эскадрон смерти” и “службу порядка”.

Культ Джонса процветал, но потом у него началось помутнение рассудка. В этот момент в Гайану приезжает конгрессмен Лео Райан с группой журналистов, чтобы на месте посмотреть, как обеспечиваются права американских граждан в колонии. Во время посещения он раскрывает изуверскую подоплеку, пытается бежать и вывезти группу колонистов, но Джонс посылает погоню, которая расстреливает и беглецов, и конгрессмена. Затем Джонс приказывает всем сектантам покончить с жизнью. Тех, кто не хотел умирать, убивали. Американская армия и ЦРУ попытались спасти сектантов, но появились слишком поздно.

Эта история и была предложена миру в качестве объяснения шокирующих кадров, где среди тропической растительности лежали сотни трупов мужчин, женщин и детей.

Как их убивали. 7 ноября 1978 года в советском посольстве в Гайане состоялся прием в честь годовщины Октябрьской революции. Среди 300 приглашенных были и шесть человек из “Храма народов”. Их присутствие вызвало возбуждение среди американских дипломатов. Причина озабоченности — намерение руководства “Храма народов” переселиться всей общиной в СССР.

Через четыре дня функционер “Храма” Шерон Амос приехала в советское посольство, находясь в сильном волнении, и сообщила о скором визите к ним американского конгрессмена Лео Райана. От его визита в Джонстауне ожидали неприятностей. Она поинтересовалась, отправлена ли в Москву их просьба о переселении в СССР, и получила заверение, что все было отослано немедленно. Консул Федор Тимофеев передал ей анкеты для оформления виз и ходатайств на получение советского гражданства. Шерон уехала успокоенная.

17 ноября во время следующего визита в советское посольство Шерон радовалась, что первый день визита Райана в Джонстауне прошел очень хорошо. Конгрессмен заявил, что никогда не видел более счастливых людей, чем здесь, в джунглях Гайаны. Шерон также сообщила русским, что вместе с Райаном прибыла группа журналистов и родственников — всего 18 человек. Однако, кроме них, в этот же день в Гайану приехали около 60 туристов из США, все мужчины. Они остановились в отелях “Парк” и “Тауэр” и арендовали для своих целей самолеты.

Внедренная в “Храм” агентура ЦРУ и “группа туристов” стали первым эшелоном в акте ликвидации людей, подавших прошение о получении советского гражданства. Первые организовали ряд провокаций и обеспечили действия вооруженных агентов. Вторые занимались непосредственно ликвидацией.

18 ноября конгрессмен Райан и журналисты прибыли в аэропорт Порт-Кайтума для отлета в США, где произошло следующее: “Взлетную полосу переезжали грузовик и трактор с платформой. Тем временем к самолетам приближались трое неизвестных. Боб Браун и Стив Санг нацелили свои камеры. И вдруг началась стрельба. Раздались крики”.

По словам Чарльза Краузе (журналиста “Вашингтон пост”), одного из немногих выживших свидетелей, дело было так: “Я побежал вокруг самолета, миновал группу NBC, ведущую съемки, и спрятался за колесо. Кто-то упал на меня и скатился. Я понял, что ранен. Еще чье-то тело упало на меня и скатилось. Я лежал беспомощно, ожидая выстрела в спину. Стрелявшие хорошо делали свое дело, добивая раненых в упор. Как я миновал смерти, никогда не пойму”.

По свидетельству сотрудников советского посольства, вечером 18 ноября в разгар трагедии радиостанция Джонстауна транслировала свою передачу с помощью кода, зафиксированного впервые. Какой ключ использовал шифровальщик и кому адресовались послания, неизвестно.

За четыре часа до того, как конгрессмен Райан с журналистами покинул Джонстаун, из Джорджтауна вылетел самолет, арендованный американскими “туристами” якобы для осмотра Порт-Кайтума. По свидетельству местных жителей, из самолета вышли около двух десятков молодых мужчин и отправились осматривать окрестности. Очевидно, часть именно этих людей участвовала в нападении на конгрессмена. Журналисты фотографировали нападавших, но никто не смог опознать убийц. А ведь жители Джонстауна знали друг друга в лицо…

В это же время с аэродромов Панамы и Дэлавера взлетели транспортные самолеты с морпехами США и взяли курс на Гайану. В окрестностях Джонстауна был выброшен авиадесант.

Двумя часами позже с территорий Венесуэлы и частных миссий “Нуэвос Трибос” и “Резистенсия” (“крыши” баз ЦРУ) стартовали три вертолета. Подлетное время составляло 1 час 10 минут.

Кольцо вокруг Джонстауна захлопнулось. Спецгруппа ЦРУ одним из первых убила Джима Джонса. По свидетельству Марка Лейна, давшего пресс-интервью в Джонстауне 20 ноября, он лично насчитал 85 выстрелов. “Джонс закричал: “О, мама, мама, мама!” — вспоминает Лейн, — и затем прозвучал первый выстрел”.

Началось массовое истребление людей. Когда выстрелы смолкли, в живых осталось не более половины деморализованных жителей коммуны, в основном женщины, дети и старики. Их собрали вокруг центрального павильона, затем разделили на группы по 30 человек и под конвоем рассредоточили по поселку. Каждую группу выстроили в очередь для приема “успокоительного”, которое было смесью транквилизаторов и цианистого калия. После появления первых же скрученных в судорогах жертв опять началась паника, вновь раздались выстрелы. Детям вливали яд насильно, зажав нос. Оставшихся положили на землю и кололи шприцами с этим же “коктейлем” прямо через одежду в спины. Затем трупы были сложены штабелями для предполагаемого массового сожжения…

 

Двое суток армия и спецслужбы США занимались “непонятно чем” в Джонстауне. Лишь 20 ноября гайанские чиновники и три журналиста (в том числе и раненный в бедро Краузе) были допущены в поселок.

Из показаний советского консула в Гайане Федора Тимофеева:

“Около 20:00 (18 ноября) меня вызвал из зала сотрудник посольства, и я увидел Дебору Тушет и Паулу Адамс (членов “Храма народов”). Я попросил полицейского пропустить их на территорию посольства. Все были крайне взволнованы. Дебора сказала, что она получила сообщение из Джонстауна: “Там творится что-то ужасное. Я не знаю подробностей, но жизнь всех членов коммуны в опасности. Поселок окружен вооруженными людьми. Что-то стряслось с Райаном. Кто-то напал на него, когда он возвращался в Джорджтаун. Прошу вас взять на хранение это”. И Дебора протянула мне увесистый кейс. Я спросил, что в нем. “Здесь очень важные документы нашего “Храма”, деньги и записи на магнитофонных кассетах”, — отвечала она. Я поинтересовался, сколько денег. Она ответила, что точно не знает, так как там и наличные, и чеки, и финансовые поручительства. Ввиду чрезвычайных обстоятельств они просят взять их на хранение, так как не исключено, что на штаб-квартиру в Джорджтауне может быть совершено нападение, а может, ее уже разгромили. Я не мог отказать этим людям и взял то, что они принесли. Позднее кейс был передан гайанскому правительству. Когда я вернулся, жена сказала, что звонила Шерон Амос. Это было примерно в то же время, когда меня разыскали Паула и Дебора. Шерон плакала и говорила, что Джонстаун окружили вооруженные люди. Несмотря на помехи, она приняла радиограмму, в которой сообщалось, что над поселком кружат вертолеты. “Помогите, Джонстаун гибнет! — кричала она. — Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру! Сделайте все, чтобы спасти нас!”. Линия разъединилась. Моя жена тут же позвонила в полицию, но ей ответили, что к дому Амос уже выслан усиленный наряд. Однако Амос и трое ее детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морпех Блейки, внедренный в организацию Джонса. Потом его объявили умалишенным, и он скрылся из поля зрения. Итак, в ту ужасную ночь с 18 на 19 ноября в Джонстауне шла чудовищная резня. США совершили одно из наиболее страшных своих преступлений — они расстреляли, зарезали, отравили 918 своих граждан…”.

Храм коммунистов. Все имевшие отношение к “Храму народов” организации СССР и США прекрасно знали, что “религиозная секта” в Джонстауне не была религиозной. Джим Джонс в молодости действительно был проповедником, но со временем разочаровался в религии и стал атеистом, более того, социалистом-марксистом, что не было секретом для его соратников. Для чего же он назвал свою организацию “Храмом”?

Причины просты: Джонс, будучи практичным человеком, воспользовался преимуществами в налогообложении, даваемыми американским законодательством религиозным организациям. И, наконец, он решил использовать авторитет церкви: тот, кто приходил “просто в церковь”, под воздействием проповедей Джонса часто становился убежденным социалистом.

Кстати, в этом Джонс был не одинок. За месяц до трагедии в Гайане кардинал Войтыла, архиепископ Кракова, стал Папой Иоанном Павлом II. Правда, этот руководитель церкви был убежденным антикоммунистом.

Джонс под церковной крышей позволял себе на проповедях сморкание в государственный флаг США, топтание библии с высказываниями, мол, как можно молиться такому богу, который благословляет угнетение бедных, и т. д.

Джонс с женой усыновили и удочерили восемь детей всех рас (имея собственного сына). Жил он подчеркнуто аскетично: одевался только в секонд-хэнде, для экономии отказывался передвигаться на самолетах, используя только автобусы, принадлежащие организации, никогда не останавливался в дорогих гостиницах и ресторанах.

Все решения “Храма народов” принимались путем голосования на общих собраниях, причем бывало, что решение не совпадало с мнением Джонса. Число его прихожан к середине 70-х годов достигло 20 тыс. человек, “совет” насчитывал 50 постоянных членов. За время существования коммуны в Гайане ее посетило более 500 визитеров — гайанских и иностранных граждан — чиновников, журналистов, политиков, сотрудников посольств, аккредитованных в Гайане. В толстенной книге отзывов, по словам советского консула Тимофеева, все отзывы были положительными, “я обратил внимание на то, что в этих записях часто встречалось слово “рай”. Люди писали о возникшем у них впечатлении, будто они побывали в раю и видели счастливых, одухотворенных людей, живущих в гармонии между собой и дикой, первозданной природой”.

Итоги зачистки.

“Интернэшнл геральд трибюн”, 18 декабря 1978 года:

“Среди тех, кто, по словам некоторых бывших последователей Джонса, получал от него политическую поддержку, были мэр Сан-Франциско Джордж Москоун и сотрудник городского управления Харви Милк. Они оба застрелены в своих рабочих кабинетах три недели назад “неизвестными лицами”.

Иосиф Григулевич, членкор АН СССР, профессор:

“Первая тысяча инакомыслящих американцев в джунглях Гайаны была лишь головным отрядом огромной армии потенциальных политических беженцев из США. Такого массового бегства из “капиталистического рая” никак не ожидали власти Вашингтона, и нужны были “экстраординарные средства”, чтобы пресечь этот прогрессирующий процесс. Бойня в Джонстауне была частью крупного комплекса мероприятий карательных органов США, цель которых состояла в ликвидации движений политического протеста: “Черных пантер”, “Везерменов”, “Новых левых” и др. Участников объявленных “террористическими” организаций “Черных пантер” и “Везерменов” убивали прямо на улицах и в квартирах, открывая стрельбу без предупреждения. Таким образом, радикальные движения политического протеста были полностью разгромлены”.

Доктор Николай Федоровский, врач посольства СССР в Гайане:

“Все, что написано о Джиме Джонсе и его общине в американской прессе и перепечатано затем на страницах других западных газет, — сплошной и злонамеренный вымысел. “Самоубийцы”, “религиозные фанатики”, “сектанты”, “депрессивные маньяки” — это ярлыки, которые пропагандисты усердно наклеили на мечтателей-энтузиастов, начавших строить в джунглях Гайаны пусть в чем-то наивный, но честный, бескорыстный и благородный мир для всех обездоленных и исковерканных жизнью американцев.

Помню, Джим Джонс рассказывал, что у членов кооператива было два судна, куда могли бы поместиться все участники коммуны с их движимым имуществом. Джим Джонс хотел вместе со своими единомышленниками пуститься в дальнее плавание и добраться до нашей страны, которая стала его идеалом. Он чувствовал, что тучи над его общиной сгущаются, что “кто-то” планирует заговор и готов осуществить его в любой момент. Так оно и случилось…”

Возникает закономерный вопрос: почему же правительство СССР согласилось замять эту кошмарную историю? Главная причина на поверхности — убийство карателями из США около тысячи человек, de facto уже ставших советскими гражданами, могло повлечь лишь одну адекватную реакцию: ультиматум, вслед за которым неизбежно следовало начало Третьей мировой войны. А дряхлеющий Брежнев панически боялся ее. Д

окументы о том, что члены “Храма народов” собирались эмигрировать в СССР, были опубликованы лишь во времена гласности в книге “Гибель Джонстауна — преступление ЦРУ” (С. Ф. Алинин, Б. Г. Антонов, А. Н. Ицков, “Юридическая литература”, 1987). Однако раздувать эту историю руководителям СССР в конце 80-х опять было не с руки. В советской прессе уже начались отработка нового политического мышления и обсуждение концепции общечеловеческих ценностей. Формированию образа “цивилизованного мира” на Западе вся эта история не способствовала.

Сделали свои выводы из этой истории и в правительстве США. В Штатах входят в моду у молодежи футболки с надписью “Убей комми для мамми”. До капитуляции СССР в холодной войне осталось всего 10 лет…

Воля убитых.

“Сельскохозяйственная миссия “Храм народов”, Джонстаун, Порт-Кайтума, Северозападный район, Гайана, почтовый ящик 893, Джорджтаун, Гайана, Южная Америка, 17 марта 1978 года

Его Превосходительству Послу Советского Союза.

Настоятельная просьба. “Храм народов”, социалистический сельскохозяйственный кооператив по советскому образцу, в составе более 1000 эмигрантов из США, живущих в Гайане, подвергается жестоким преследованиям со стороны американских реакционеров, решивших уничтожить его. Наши средства находятся под угрозой. Мы обращаемся к Советскому Союзу через Ваше Превосходительство с настоятельной просьбой помочь нам открыть специальный банковский счет для сельскохозяйственного кооператива “Храм народов” в советском банке, чтобы обеспечить сохранность наших средств и в случае, если наша организация будет уничтожена, оставить их под советским контролем…”

“Почтовый ящик 893, Джорджтаун, Гайана (Южная Америка), 18 сентября 1978 года, Его Превосходительству послу Советского Союза

Джорджтаун, Гайана.

Уважаемый сэр! В интересах безопасности нашего кооператива, которому угрожают американские реакционеры, ибо он представляет собой успешно развивающийся социалистический коллектив с марксистско-ленинской перспективой и полностью поддерживает Советский Союз, мы заявляем от имени общины (группы американцев, прибывших в Гайану, чтобы оказывать помощь в строительстве социализма) о своем желании направить делегацию членов нашего руководства в Советский Союз для обсуждения вопроса о переезде наших людей в вашу страну в качестве политических эмигрантов.

Информация о населении кооператива. всего населения:

1200 (включая 200 жителей США, которые вскоре должны прибыть в Гайану). До 18 лет — 450 человек; от 18 и старше — 750 человек…

…Основания для этой просьбы: под руководством товарища Джима Джонса “Храм народов” активно боролся против несправедливости за гражданские права в течение 25 лет в Соединенных Штатах.

“Храм народов” всегда испытывал глубокое уважение к Советскому Союзу. Ваши впечатляющие успехи за 60 лет строительства социализма, победа в полной жертв войне, которую перенес советский народ, защищая родину (и тем самым весь мир) от фашизма, решительная и постоянная поддержка Советским Союзом освободительной борьбы во всем мире были неиссякаемым источником великого вдохновения для нас. Во всех своих публичных выступлениях товарищ Джонс заявляет о полной солидарности с Советским Союзом. На каждом митинге исполняется гимн СССР…

В течение многих лет и в особенности после того, как “Храм народов” пожертвовал несколько тысяч долларов в фонд защиты Анжелы Дэвис, нас преследовали агенты правительственных учреждений, и в первую очередь разведывательных служб. Нам удалось тогда выяснить, что Федеральное бюро расследований (ФБР) решило наказать “Храм народов” и планировало покончить с товарищем Джонсом, как оно это сделало с Мартином Лютером Кингом…

С братским приветом Ричард Д. Тропп, генеральный секретарь.

“Храм народов” — сельскохозяйственная община в Джонстауне”.

Д. Новокшонов

Залишити відповідь

Ви маєте змогу за кілька секунд швидко ввійти за допомогою: 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: