Лохотрон для миллионов

Запрет на азартные игры в Украине вывел казино и «одноруких бандитов» из зоны закона. Этот радикальный шаг чиновники оправдывали, в первую очередь, заботой о семейном бюджете десятков тысяч соотечественников-игроманов, которые оставляли игорному бизнесу львиную долю своих доходов. В то же время государство почему-то не хочет замечать, как у огромного количества украинцев выманивают деньги с «голубых экранов» при помощи телевикторин.

Победителей не будет?

НАЧНЕМ с простой арифметики. За 60-90 минут эфира на каждую телевикторину поступает до 1500 тысяч звонков. Каждый – стоимостью от 8 до 30 грн. за минуту. Умножаем 1500 на «среднеарифметические» 20 грн./мин. Получается 30 тыс. гривен. Предположим, что программа выходит в эфир каждый день, кроме выходных. Имеем: интерактив приносит до 720 тыс. грн.!

Это прекрасный результат, даже если предположить, что организаторы честно оставляют на призовой фонд установленные «лотерейным этикетом» 50%. А вот насчет истинных размеров призового фонда и даже наличия такового существуют большие сомнения. Судите сами: участникам викторин обещают выигрыши от 100 до 10 000 гривен. В среднем речь идет о 300-500 гривнях. 360 тыс. грн. (50% от 720 тыс.) делим на 300. Получается, в каждой викторине должно быть не менее тысячи победителей в месяц! Но даже беглый просмотр таких телепрограмм показывает, что победителей в них зачастую просто не бывает! Или бывают – единицы. Куда же уходят деньги?

В этом-то мы и попытались разобраться. А заодно – в том, как эрудитам, уверенным в своей осведомленности, не попасться на «крючок» лохотрона.

Суд без дела

Моя 12-летняя дочка, пытаясь ответить на вопрос телевикторины, «наговорила» на две с половиной тысячи гривен. Причем ребенок, несмотря на то что прекрасно знал ответ, так и не дозвонился в студию – на звонок все время отвечал автоответчик, который просил «подождать соединения с оператором». Сумма, которую нам выставил к оплате телефонный оператор, для нашей семьи сегодня «неподъемная». Что делать, куда обращаться? Может быть, поможет суд?

ПЕРВЫЙ, кого, конечно же, хочется взять за грудки, это телефонный оператор -именно от его имени наивным горе-участникам викторин присылаются четырехзначные счета. Однако ведущие операторы мобильной связи в Украине, к которым мы обратились за разъяснениями, тут же открестились:

оказывается, определенные номера у них покупают компании-посредники, которые, собственно, и обеспечивают связь (вернее, «не-связь») между зрителями и телестудией. Те, в свою очередь, пожимают плечами: у нас – никакого криминала, мы предупреждаем абонентов (зрителей) о том, что звонок платный и о его стоимости, причем на большинстве номеров работают счетчики, щелчком или звонком сигнализирующие о том, сколько в результате связи проходит оплачиваемых единиц времени (это может быть поминутный отсчет, либо же, как в «Укртелекоме» – каждые 12 сек.). Человек может в любой момент прервать связь, положив трубку. За текущий, прерванный, промежуток ему деньги не насчитают, убеждали нас в таких компаниях. А тот факт, что звонят чаще всего подростки, дети или пенсионеры, которые, естественно, не читают молниеносную бегущую строку, не осознают, во сколько им может вылиться звонок и что означают эти регулярные щелчки в трубке, связистов нисколько не смущает: «Так пускай не звонят!»

Жаловаться на телеканал или на конкретную программу за нечестно проводимый интерактив – дело бесперспективное. Телевизионщики-профессионалы растолковали: отследить, сколько реально звонков «достучалось» до студии, какие из них были с правильными ответами – практически невозможно. Равно как и вывести процент вероятности выигрыша.

Ясно одно: в выигрыше остаются три «участника» игры: телеканал – организатор викторины – компания-связист.

– «Передачи счастья» можно найти в эфирах многих украинских каналов в течение суток, за исключением прайм-тайма. Производство таких программ очень дешевое. Одни телекомпании делают их сами. Другие – заключают соглашения с провайдерами, -поясняет член Нацсовета по ТВ и радиовещанию Татьяна Мокриди. – Чтобы снять телевизионную викторину, много не надо: ведущий (чаще всего женщина), одна телевизионная камера и примитивная компьютерная графика. До сих пор остается загадкой, какие телевизионные программы транслируются в записи, а какие – в прямом эфире. По моей информации, каналы поступают просто: заключают соглашение с провайдерами, которые берут на себя производство, предоставляя только эфир для такой передачи и получая с этого прибыль.

По разным данным, прибыль (а в каких размерах она может быть, мы уже подсчитали) делится на равных. По другим – львиную долю (до 60%) забирают себе организаторы викторины.

– Беда в том, что организаторов очень трудно привлечь к ответственности, – рассказывает юрист Нинель Ставниченко. – На моей памяти не было ни одного подобного судебного разбирательства. Эта деятельность не регламентирована законами. Телевизионный интерактив нельзя »назвать азартной игрой и в свете последних событий запретить. Во-первых, азартная игра -это игра случая (выиграл – не выиграл). В телевикторине же предполагается, что участники должны блеснуть эрудицией и получать призы. Во-вторых, не всякий телевизионный интерактив предполагает денежное вознаграждение. Например, к какой категории отнести звонки в адрес гадалок, снимающих порчу, или на эротические программы?

Формат телеобмана

– Телевикторины и иже с ними – классический продукт «примитивного мошенничества», нацеленный на то, чтобы выманить у клиента (зрителя) как можно больше денег, – рассказывает эксперт департамента по оценке работы СМИ Всеук-раинской ассоциации потребителей Сергей Васильченко. – Их распознать несложно: выглядят они приблизительно одинаково и имеют общие признаки. Задания до безобразия примитивны (ответ знают все), ведущие имитируют отсутствие звонков в студию либо же нарочно «пропускаются» звонки с неправильными ответами, постоянно звучат их настойчивые просьбы звонить как можно скорее, размеры обещаемых «выигрышей» растут каждую минуту. При этом самое главное – информация о том, что звонки стоят недешево, – мелькает на экране очень быстро бегущей строкой. Позвонившие люди вынуждены несколько минут слушать телеответчик, затем связь прерывается. Вот и все.

Совет

Член Нацсовета по телевидению и радиовещанию Татьяна Мокриди сравнивает телевикторины с постсоветским «лохотроном» и призывает зрителей быть бдительными:

– Номера телефонов всех подобных передач начинаются или на 8-900-119, или 8-900-307, соответственно имеют тариф 6 и 7 гривен. Например, «Укртелеком», компания, которая подсчитывает стоимость разговора у своих абонентов, будет насчитывать соответствующие деньги за каждые 12 секунд разговора.

Следовательно, если вы ждете соединения со студией 5 минут, то такое «висение» на трубке вам обойдется в 150 и 175 гривен, – предупреждает г-жа Мокриди.

Насторожитесь, если вам предлагают звонить по таким номерам, а также коротким (трехзначным) номерам, или тем, что начинаются с восьмерки, за которой следуют коды 703-, 800-. Эти коды означают, что вас, скорее всего, соединят с компьютером.

Чтобы не платить лишнего, наши эксперты рекомендуют: услышав в трубке телефонный щелчок (отсчет работы счетчика) и голос автоответчика, немедленно прервите связь до следующего щелчка (до истечения 12 или 60-ти секунд).

W

Share Button
!

правила коментування

Поділіться думками





реклама: