Свидетели Иеговы. Безобидная секта или скрытая угроза?

Еще издали я приметила пожилых женщин в платках, покрывающих головы явно не для тепла, а как это делают в церкви. Они одергивали прохожих, пытаясь навязать им красочные буклеты. Кто-то прислушивался к словам женщин, а кто-то откровенно шарахался от них. Когда я поравнялась с проповедницами, взять брошюру предложили и мне. Не задумываясь, протянула руку, чем сразу же заслужила пристальное внимание пенсионерок. Расценив мой жест как желание присоединиться, проповедницы увязались за мной следом. Они проводили меня до квартиры и даже попытались проникнуть внутрь.

Так я впервые познакомилась со Свидетелями Иеговы…

С тех пор я никогда не связываюсь со Свидетелями. Однако часто слышу о том, как мурманчане, попавшие в их сети, бросают свои семьи и даже продают квартиры, чтобы унести все деньги в секту. С приходом приверженцев “Сторожевой башни” в квартиры горожан, в домах поселяется горе и отчаяние.

Первый “звоночек”

Галина Ильинична*, мама Ирины Семеновой, попавшей четыре года назад в секту, вспоминает о дочери, как о замечательной девочке:

– Я никогда горя с ней не знала. Ирочка росла смышленой девочкой. В школе училась на “отлично”. Лишь единожды она принесла “кол” по математике, который получила по своей наивности. К ней прикрепили одноклассника-двоечника для того, чтобы Ира помогала ему в учебе. Так дочка умудрилась решить мальчику задачу и переписать ее своей рукой в его тетрадь. В итоге оба получили по “единице”!

Как оказалось, история эта никак не повлияла на дальнейшую учебу Иры. Школу она окончила с серебряной медалью. На выпускном балу ее называли одной из самых красивых девушек. От своих одноклассниц-выпускниц Ира отличалась стройной фигурой, густыми пшеничными волосами и голубыми глазами. В тот памятный день на медалистку заглядывались все одноклассники. Но у нее уже был избранник – Виталий, с которым она училась в одном классе и встречалась с 16 лет…

Еще в школе Ира проявляла интерес к глубокому изучению иностранных языков. Она мечтала стать переводчиком. Поэтому послее окончания школы Ира поступиа в Петрозаводский университет па факультет иностранных языков. Там она изучала два обязательных – английский, немецкий и один дополнительный язык – финский. За отличную учебу на четвертом курсе по специальной русско-американской программе ее направили в Соединенные Штаты Америки на месячную стажировку. Неплохую практику Ира получила и во время летней подработки: на каникулы она пристроилась работать переводчиком в Кижах. По знаменитому историческому месту девушка водила как финнов, так и итальянцев.

Сразу после окончания университета в дом Семеновых пришли сваты: Виталик Головнин решился сделать предложение девушке.

– Я нарадоваться не могла, – вспоминает Галина Ильинична. – Настолько замечательно жили наши дети вместе! Виталик – порядочный парень из интеллигентной семьи, не пьет, не курит. Да и серьезный он очень, потому как – военный. Про таких обычно говорят: “Настоящий мужик!”

Галина Ильинична отчетливо помнит, когда впервые она испугалась за благополучие дочери и ее семьи. Это был 1999 год. Тогда маленькому Антоше исполнилось два года. Мать предложила Ирине устроиться на работу:

– Я ей так и сказала: “Ты иди, работай, а я буду сидеть с внуком”. Иринка согласилась и устроилась в один из мурманских вузов преподавателем иностранного языка. Так что целыми днями я пропадала в их квартире: где с внуком погуляю, где приготовлю, приберу… Однажды совершенно случайно наткнулась на “Сторожевую башню”. Раньше мне доводилось сталкиваться с иеговистами, поэтому я прекрасно знала, что этот журнал – что-то вроде Библии для них. Подобная находка насторожила меня. Поэтому вечером я решила поговорить с дочерью.

Ирина призналась, что она действительно посещает занятия, которые Свидетели проводят в здании музыкального училища с завидной регулярностью.

– Я была шокирована ответом дочери, – вспоминает Галина Семенова. – Ведь она у меня – христианка. Мы крестили Ирочку в детстве. Внука тоже сразу после рождения крестили. Да и свадьба с Виталиком не ограничилась только регистрацией: они венчались в церкви… Я объяснила дочери, что она интересуется чужой верой, американской, которая противоречит нашей. На что Ира только утешила меня: “Я ходила туда лишь пару раз из любопытства. Если ты так нервничаешь из-за этого, больше не пойду!” Я поверила дочери, хоть и не на все сто процентов…

Тайные встречи

Прошло четыре года, прежде чем Галина Семенова вновь забила тревогу. В течение этих лет мать замечала перемены в поведении Иры, которая становилась все замкнутей и скрытней. Однако она не придавала этому большого значения, списывала на возраст дочери: мол, взрослеет и отдаляется от меня.

В один прекрасный день в квартире Ирины исчезли с полок иконки и крестики.

– Таинственным образом исчез даже маленький крестик, который висел над кроваткой внука, – рассказывает Галина Ильинична. – Я прекрасно знаю, что иеговисты отвергают иконы… Но у меня не было доказательств, поэтому я предпочитала помалкивать. Но так продолжалось недолго…

Четыре месяца назад Ирина попросила мать присмотреть за Антоном. Мальчик заболел гриппом и потому не мог посещать детский сад. Когда внук попросил бабушку найти листок бумаги для рисунков, Галина Ильинична достала с полки первую попавшуюся тетрадь. Женщина раскрыла ее и ахнула: рукой дочери на листочках в клеточку было записано расписание занятий Свидетелей. На полях этой тетради она увидела заметку, от которой ей стало не по себе: “Если бы не было Свидетелей Иеговы, то их надо было бы выдумать”… С тех пор жизнь покатилась, словно под гору. Каждый день Галина Семеновна сталкивалась с новыми доказательствами, что ее дочь окончательно увязла в секте. Как оказалось, все четыре года Ирина втайне регулярно посещала занятия в музыкальном училище, где, по ее словам, она изучала Библию. А порой брала с собой и Антона, что мгновенно сказалось на поведении шестилетнего малыша: юнец “поглотил” свежую информацию будто губка.

– Недавно внук заявил мне, что Бог – это Иегова, – говорит Галина Ильинична. – Можете себе представить мое удивление и ужас? Я попыталась объяснить Антоше, кто наш истинный Бог. На что мальчик закричал и затопал ножками. Внук сказал, что ненавидит меня за то, что я говорю не так, как его мама. А еще своей второй бабушке (Ириной свекрови) он заявил, что будет любить ее только после того, как она уберет в доме все иконы.

“Мама, разве я – плохая?”

Разговор матери с Ириной о ее новой вере не принес желаемых результатов. На все увещевания Галины Ильиничны молодая женщина только удивленно спрашивала: “Разве я изменилась? Я стала плохой?”

– Да она изменилась и очень сильно, – утверждает Галина Семенова. – Ира стала замкнутой, несговорчивой. Раньше мы часто ходил и друг к другу в гости, созванивались, наконец. А теперь она неделями не появляется, не интересуется моим здоровьем… Мне подруга рассказывала про свою приятельницу, которая состоит в секте иеговистов. Этой женщине около сорока. Она одинока, нет ни мужа, ни детей. Работает в газетном киоске. Продает печатную продукцию и заодно распространяет “Сторожевую башню”. Подруга говорит, что она очень изменилась за последние годы, стала словно сухарь, а не человек. Боюсь, что та же участь ждет и мою дочь. Не знаю, как ей помочь, как вытащить ее из этой секты. Ведь их там, в музыкальном училище, во время занятий просто-напросто зомбируют… Я даже водила дочь к отцу Андрею, настоятелю Спаса на Водах, и Владыке Симону, но и это непомогло. А муж что?[AD]

Виталик очень любил мою дочь. Он конечно не потакает ей, но и не запрещает ходить на занятия. Лишь единожды Виталик сказал “Разве ты у меня глупая? За четыре года так и не изучила Библию”

Мать ищет спасение в подробном изучении “Сторожевой башни”

Галина Ильинична за последние месяцы прочитала не одну книгу об истории появления Свидетелей Иеговы.. Прекрасно знает она и содержание журнала “Сторожевая башня”: некоторые высказывания женщина помнит наизусть. Ей кажется, что только после подробного изучения жизни сектантов, она сможет найти “прорехи” в их религиозном учении, а значит и указать своей дочери на лживость и несостоятельность Свидетелей.

На днях Галина Семенова и сама посетила музыкальное училище. Целый час она просидела на одном из занятий, силясь понять, что же тянет ее дочь к иеговистам. Так и не поняла… В фойе к ней подошла незнакомая женщина и вежливо спросила: “А вы что, тоже потерпевшая?” Галина Ильинична догадалась, что с незнакомкой приключилось такое же горе. Она в растерянности произнесла: “Да как же могут они прямо в центре проводить такие занятия? Кто им позволил?” На что собеседница Галины Семеновой только ответила: “Разве вы не знаете… Аренда помещения стоит больших денег. Директора этого училища интересует только финансовая сторона. Плевать он хотел на наших детей, которые попадают под влияние этих лжепророков…”

Не одобряют, но и запретить…

Не удивлюсь, если история, рассказанная Галиной Семеновой, покажется кому-то знакомой до боли. Секта Свидетелей Иеговы постоянно “растет”. Ведь для достижения главной цели – вечной жизни – нужно без конца вербовать все новых людей, причем образованных и утвердившихся в обществе. Как рассказала Ирина Семенова своей матери, на занятия приходят в основном интеллигентные люди: это социальные работники, заведующие детских садов и даже сами преподаватели музыкального училища. Вероятнее всего, эти люди потом пропагандируют учение на рабочем месте, среди детей и подростков. Кстати, в одной из мурманских школ не так давно директор уволил преподавателя, состоящего в секте Свидетелей. Руководителя образовательного учреждения напугало мировоззрение работника, и он попросил покинуть школу. Теперь эта женщина работает в библиотеке, где она по-прежнему общается с детьми…

Мы обратились в комитет народного образования за разъяснениями. Поговорить с нами согласился заместитель председателя комитета Виктор Штыков.

– Мы не одобряем подобные мероприятия, – пояснил Виктор Федорович. – Однако и запретить их не можем. Музыкальное училище сдает помещение не в учебное время, поэтому с этой стороны нарушений закона нет. “Свидетели Иеговы” – не запрещенная религиозная конфессия. Поэтому сдача помещения – личное добровольное дело директора училища. Мы, конечно, можем провести проверку… Но для этого необходимо, чтобы кто-нибудь обратился к нам с официальной жалобой.

Аналогичной точки зрения придерживаются и в областном комитете по связям с религиозными общинами. Вот чтот нам сказал консультант этого комитета Дмитрий Шевчук:

– Свидетег Иеговы – такая же религиозная община, как и все остальные. Она зарегистрирована в Управлении юстиции, которая осуществляет над ними надзор. Говорить, что эта конфессия плохая и агрессивная, нельзя. Для таких высказываний нужны основания, факты. Действительно, к нам часто приходят с жалобами мурманчане, у которых дети попали к Свидетелям. Таким людям я отвечаю, что они сами виноваты в том, что у ребенка появились новые убеждения. Душа ребенка – тонкая материя, поэтому очень важно не упустить момент… А если человека затянуло в секту, его уже оттуда не выманить. Разумеется, если всплывут факты, доказывающие, что Свидетели, скажем, настраивают своим учением людей против родственников, тогда можно будет взяться за проверку. То есть, если религиозная община окажется агрессивной сектой, ее можно будет запретить. Ну а пока таких фактов не было.

Мы пытались дозвониться до директора музыкального училища Владимира Возного, чтобы он рассказал мурманчанам, что же им движет в момент заключения договоров на аренду помещения со Свидетелями Иеговы. Однако, как оказалось, застать на рабочем месте его не так просто. Каждый раз секретарь мне отвечал: “Владимир Борисович на совещании…”, “Директор в комитете…”. Остается только догадываться о том, что бы мог сказать директор пострадавшим родственникам. Вероятнее всего, он бы просто сослался на тяжелое финансовое положение учебного заведения и пресловутую свободу вероисповедания.

А чем помочь тем, кто, как Галина Ильинична, борется за свою дочь и внука? Люди сведущие советуют только одно – обратиться в суд. Но на нашей памяти ни одного подобного дела в Мурманске пока не рассматривалось.

* Имена и фамилии изменены.

mk.ru

Share Button
!

правила коментування

Поділіться думками





реклама: